воскресенье, 21 января 2018 г.

Именно на этих людей рассчитана программа СБУ «Тебя ждут дома»...

Наиболее количественная часть тех, кто записался в корпуса «ДНР-ЛНР», – это обычные донбасские работяги, которые пошли в «армию молодой республики» только ради заработка. Потому что предприятия, на которых они работали до войны, уже закрылись, а семьи кормить надо.

И единственный способ принести домой копеечку – это или ехать на работу в «братскую Россию», или записаться в местную армию. Все же к дому ближе, да и вдруг не убьют. Рисковать жизнью ради Захарченко или Пасечника они не спешат.

Именно на этих людей рассчитана программа СБУ «Тебя ждут дома». И она дает результат. Не каждый день, но периодически кто-то из этих крайне утомленных войной людей сдается украинской власти.


АТО: война нашего поколения или последняя война за свободу?https://zik.ua/ru/news/2018/01/17/ato_voyna_nashego_pokolenyya_yly_poslednyaya_voyna_za_svobodu_1246667


«Все смешалось в доме Облонских», – так начинается роман Льва Толстого «Анна Каренина». Может, для кого-то будет звучать странно, но мне кажется, что эта фраза очень точно характеризует такой вид деятельности общества как война. И когда начинаются разговоры о войне и люди спрашивают, мол, как там, то я бы, например, ответил именно так: «Там все смешалось»....


Хотя, что тут удивительного – жизнь так устроена, что все в нашем мире связано, все связано, все построено на противоречиях, которые воздействуя друг на друга и дают толчок развитию цивилизации. Вот французский философ XVI века Мишель Монтень писал: «Я разный. Сегодня ко мне в дверь постучался Господь – и я принял его. Но завтра может постучаться и Дьявол. И я не знаю, хватит ли мне сил не впускать его». Это к тому, что в душе каждого человека может селиться одновременно добро и зло и остается вечная дилемма – кто возьмет верх...


То что уж говорить о такой банальной, приземленной вещи как война. Именно на войне, до странного близко, могут существовать абсолютно несовместимые, диаметрально противоположные константы: героизм и трусость, самопожертвование и подлость, изобретательность и тупая бюрократия. Такое, в конце концов, везде есть, но в обычной, мирной жизни, все это как-то в глаза не сразу бросается, а вот там, где постоянно стреляют, эти алогичности просто зашкаливают. Поэтому и складывается общее впечатление от военного существования, что там, на войне, так сказать, «все смешалось в доме Облонских»...


Ну, вот пример. Я сам лично видел (и не важно, в каком секторе зоны АТО), что во время локального позиционного боя, когда вражеская сторона обстреливала украинскую траншею с АГС, один боец получил осколочное ранение в ногу. Ранение было тяжелым, осколок перебил артерию, человек мог погибнуть от потери крови. Солдата положили на дно траншеи, ногу выше раны перетянули турникетом (причем кто-то из собратьев отдал свой личный, хоть это и запрещает инструкция), перевязали стерильным бинтом. И когда с той стороны слышался характерный хлопок очередного залпа вражеского АГС, который тогда был на расстоянии 500 метров, а это значит, что уже через мгновение граната прилетит прямо сюда, и все, кто был рядом, будто по команде (хотя, конечно, ее не было) накрывали собой раненого и того, кто ему оказывал первую медицинскую помощь.


Когда-то я такое видел в старых советских фильмах о Великой Отечественной. Но теперь это уже было не кино, а реальная война... А потом ребята еще три километра несли раненого на носилках, быстро пересекая пристрелеваемые участки, потому что у санитарной машины туда подъехать не было возможности. Просто и буднично, словно и не было никакого риска, они спокойно, без суеты, спасали человека, своего товарища по оружию... Что тут скажешь, абсолютно чистое, светлое проявление самопожертвования, хотя бы тогда, слава Богу, все обошлось благополучно, и боец выжил.


И в то же время, в соседнем подразделении, когда разные волны мобилизации приносили в армию, кроме нормальных людей, а иногда и откровенное дерьмо (хотя как это сразу увидишь, на лбу же не написано, что человек моральный урод, это проявляется позже), был случай, когда один «герой» пользуясь халатностью товарища, похитил у него автомат. Неумехе, потерявшему оружие, светили серьезные неприятности. И автомат ему вернули, но только после того, как он сбросил на карточку вору 5 тысяч гривен....


То то же и оно. Подлость и благородство тут, на этой непонятной войне, иногда бывают так близко, как два крыла одной птицы....


* * *
Впрочем, война – это не только стрельба. Или, как здесь говорят, «стрелкотня». Это рутинная обыденность. Один мой товарищ как-то сказал (не знаю, сам придумал, или где вычитал) очень удачный и характерный афоризм: «Запах войны – это запах грязных портянок». Ну, то есть онуч. Онуч сейчас в армии нет, только носки, хотя старые солдаты говорят, что портянка – это очень хорошая и практичная для воина вещь. Однако смысл понятен. Фронт, передовая или, как говорят солдаты, «нулевка», «ноль» – довольно сложное для жизни место.


Летом на Донбассе очень жарко, постоянно хочется пить. Когда горит степь, а она там летом постоянно загорается (бывает специально «трассером» поджигают или просто кто-то окурок бросил), то от едкого дыма, застилающего траншеи и блиндажи, трудно дышать. Летом людей, отдыхающих в блиндажах, донимает песок, пыль, зимой – холод, мыши. А еще замкнутое пространство, и когда месяцами вокруг себя видишь только одних и тех же людей, особенно на дальних ВОПах (ВОП – взводный опорный пункт) или наблюдательных постах, то от однообразия недосыпания, плохих новостей из дома у кого-то может сдать психика. Бывает, возникают конфликты, драки. И катализатором этих стычек преимущественно становится алкоголь... Впрочем, если в подразделении, на ВОПе или на наблюдательном посту налажен хороший моральный микроклимат (а в большинстве подразделений, стоящих на «нуле», так и есть, поскольку чтобы выжить, люди должны приспосабливаться друг к другу), а командир регулирует ситуацию с употреблением водки, то к сложностям военного быта быстро привыкаешь и начинаешь воспринимать все это как временную (пока ты здесь) необходимость.


Жизнь на передовой, «на нуле» – это не только постоянная психологическая настройка на сложности. Это еще и неожиданные вспышки счастья, когда, например, вдруг находишь место, где хорошо ловит мобильная связь и ты можешь вволю поговорить со своими родными, которые сейчас так далеко от тебя, пока ты находишься на краю земли – а именно так большинство солдат теперь воспринимают воюющий Донбасс.


Передовая – это и постоянное выделение адреналина в крови, который, кстати, довольно результативно помогает преодолевать страх, стрессы и не обращать внимание на суровый быт. «Ноль» – это и просто какая-то мальчишечья радость, когда бой (как правило, ночной, а там в основном «стрелкотня» по ночам) или минометный обстрел неожиданно, как и начался, вдруг прекратился, и ты видишь, что все живы, даже раненых нет. В такие моменты адреналин просто зашкаливает и солдаты, чтобы дать выход этой энергии, иногда кричат в темноту, в сторону врага, что-то вроде: «Что, сепары, мазилы-конченные! ...уй, вам нас одолеть!». Конечно, это по-своему немного рискованно, но в плане поднятия настроения и боевого духа вот такие хулиганские выходки дают свои морально-психологические плюсы.


* * *
Существует старая, довольно жесткая сентенция, что, мол, у каждого поколения есть своя война. Ну, например, наши прадеды имели Первую мировую войну, наши деды – Вторую мировую, которую советская историография именовала Великой Отечественной. Нашим родителям выпала война в Афганистане, ну, а на судьбу, моего, современного поколения досталась эта антитеррористическая операция, война на Донбассе...Не знаю, что и сказать... Но здесь, на Донбассе, прошлая и современная войны, иногда, будто путаются, и словно накладываются одна на другую. В материальном и ментальном смысле. Как-то на позициях в Луганской области, бойцы ВСУ, укрепляя свои позиции, увидели в земле невзовавшуюся мину 82 калибра. Кто-то скажет: «Нашел чем удивить! Мину – в АТО, тоже мне редкость!». Но это была не современная, российского производства, мина (как здесь говорят «подарки от Путина», которыми та сторона закидує украинские траншеи), а старая ржавая, времен Второй Мировой. Судя по маркировке – немецкая. Когда-то прилетела сюда и не разорвалась. На войне так бывает. Потом на лопату обильно посыпались старые гильзы от «мосинки» и даже случились настоящие артефакты – смятая овальная солдатская фляга и ложка с самодельной надписью «ВИТЯ». Стало понятно – именно на этом месте в 1943 году были траншеи Красной армии. А через поле – на современных позициях ополченцев из корпусов «Народной Милиции Луганской Народной Республики» – в 1943 году стоял Вермахт. Вот если бы кремлевский телебот Киселев был бы за Украину, то непременно, именно по этому поводу, увлеченно бы воскликнул: «Совпадение??? Не думаю!!!».
Но совпадения на этой войне наблюдаются не только в местах расположения траншей. У солдат ВСУ с той стороны степи стреляют донбасские ребята. Некоторые из них уже имеет на скорую руку напечатанные паспорта «молодых республик» – «ДНР-ЛНР». Но абсолютно все-все, на всякий случай дома, в ящиках спрятали свои украинские паспорта. Ага, помните: «Совпадение?! Не думаю!». Значит, не очень там устойчива вера в долговечность «республик»...


Когда-то молодые дончане вместе с пацанами с Волыни, Киевщины, Галичины, Сумщины жили в одной стране, служили в одной армии, болели за наших на «Евро-2012», ездили во Львов на Новый год, где под елкой весело пили горячий глинтвейн, катались на лыжах в Буковеле и все было нормально... А потом с ними, ребятами с Донбасса, что-то случилось. И они массово начали бороться с фашизмом. И как доказательство этой священной борьбы, они стали нашивать на левый рукав своих военных курток георгиевскую ленту в виде латинской буквы V.


И вот что интересно – точно такие шевроны, с точно таким же ярко желто-черным окрасом именно в этих местах в 1941, 1942, 1943 годах носили подразделения, сформированные немцами из числа «донских казаков», то есть местного населения. И это были достаточно многочисленные и мощные формирования. Например: 15-й казачий кавалерийский корпус СС – 35 тысяч человек; «Первая казачья дивизия» («Kosaken Division») – 18 555 тысяч; сводный корпус «Казачий стан» («Kosakenlager») – 24 тысячи сабель; казачьи полки «Платов» и «Юнгшульц» – по 2 тысячи штыков в каждом. В целом в годы немецкой оккупации в различных подразделениях Вермахта и СС служило до 100 тысяч выходцев с Донбасса и Ростовской области. То есть донских казаков. А вообще количество чисто этнических русских, которые перешли к немцам и воевали в различных военных структурах, созданных немцами (наподобие «Русская Освободительная Армия» (РОА, 150 тысяч), «Русская Национальная Народная Армия»(150 тысяч), дивизия «Руссланд» (10 тысяч), 29-я гренадерская дивизия СС «РОНА» («1-вая Русская» – 15 тысяч), «Русский охранный корпус» – 17 тысяч; «1-вая русская национальная бригада СС «Дружина» (2,5 тысячи человек) и тому подобные другие, достигала до...750-800 тысяч человек.


Сейчас в путинской России эти данные стараются максимально не афишировать, или вообще, чуть ли не засекретить, словно тайну беременности (и главное – от кого!) Алины Кабаевой или количество регулярных военных РФ в Украине и Сирии.


Вот и случаются парадоксальные ситуации, что профессиональные «борцы с фашизмом» – ополченцы «ДНР-ЛНР», надевают свою форму и символы, которую носили «фашистские», точнее нацистские формирования, и вешают в своих казармах портреты русских казачьих генералов (Шкуро, Краснов), которые в 1942-1945 годах воевали на стороне немцев. Боже, как все в головах у людей смешалось...


Конечно, не все те, кто в годы войны перешел к немцам, были сторонниками нацизма и ненавидели евреев. Кто-то записался в казачьи дивизии СС, чтобы просто вырваться из лагеря для военнопленных, пребывание в котором – это верная смерть от голода, дизентерии, тифа. Кто-то помнил обиды, нанесенные его семье советской властью во времена коллективизации или массовых репрессий 1937 года. Кто-то вспомнил разговоры старших людей, что, мол, «до большевиков лучше было. Вот, немцы старые царские времена вернут». А кто-то, записываясь в «казачье СС», купился на конфетку немецкой пропаганды, что якобы донские казаки этнически, по крови – это не русские и даже не славяне, а потомки готов, такие себе, русифицированные арийцы. Ну, конечно, а кто же не хочет считать себя арийцем!


Впрочем, шутки шутками, но методы, разработанные Геббельсом и Розенбергом, взяли на вооружение в Кремле. История повторилась. Когда в 2014 году в Донецкой области высадился Гиркин и Донбасс начали отрывать от Украины, то почти во всех российских СМИ появился термин «донбасская самость». Мол, дончаки, люди Донбасса – это не украинцы и даже не совсем русские. Это будто отдельный этнос, чуть ли не отдельная национальность. Ну, почти арийцы. Только русскоязычные. Ничего не напоминает?


В отношении некоторых рядовых ополченцев, то тут много кто записался в «корпуса ЛНР-ДНР» только для того, чтобы вырваться из плена тотального безденежья, в котором оказался Донбасс, когда туда пришли российские войска. А кто-то, имея обиды на тотальную коррупцию или социальный коллапс, который царил при «царствовании» всех украинских президентов (от Кравчука до Януковича), наивно верил, что при новой, «дэнээровской» власти начнут выполняться социальные стандарты и вообще все будет, как при СССР – красный флаг на башне, докторская колбаса по рубль тридцать и пиво по 20 копеек. Однако вместо этого пришел такой же, возможно, еще более коррумпированный военный режим, комендантский час, сплошной диктат и цензура, «подвалы», аресты и отсутствие каких либо перспектив на будущее...


* * *
В общем тех, кто записался в корпуса «ДНР-ЛНР», условно можно поделить на группы.


Первая группа – это люди, так сказать, «идейные», которые ненавидят Украину и все украинское без особой причины. Такие себе «Путин, введи!». Ну, вроде, Фарион, только наоборот. Договориться с подобными экземплярами почти не реально. Они надеются на то, что Донбасс будет официально присоединен к России. За это и воюют.


Вторая группа – фанаты войны. Войны, как таковой. Люди, которые получают удовольствие от участия в боевых действиях, тем более за это еще и деньги платят. Они живо интересуются зарплатой в ВСУ и мысленно прокручивают в голове варианты о переходе в армию Украины. Третья группа – лузеры. То есть те, кто до войны был социально никем и ничего в жизни не добился. Мыл машины в Ростове, как ныне ликвидированный гражданин России Павлов («Моторола»), или «блатовал» – как мелкий уголовник из Иловайска Толстых («Гиви»), который также уже «двухсотый».


Если бы не война, то такие, как они, и дальше бы воровали кошельки в маршрутках и кололись, кололись, кололись «ширкой» до ближайшего «передоза» (что, собственно, они и сейчас успешно делают, несмотря на статус «ополченцев, защитников Отечества). Но, на их счастье, случилась война, во время которой можно на «отжимах» нажиться и себя в качестве «героя Новороссии» по российскому ТВ увидеть. «Мелочь, но приятно!»


Четвертая группа, наиболее количественная – это обычные донбасские работяги, которые пошли в «армию молодой республики» только ради заработка. Потому что предприятия, на которых они работали до войны, уже закрылись, а семьи кормить надо. И единственный способ принести домой копеечку – это или ехать на работу в «братскую Россию», или записаться в местную армию. Все же к дому ближе, да и вдруг не убьют. Рисковать жизнью ради Захарченко или Пасечника они не спешат.


Именно на этих людей рассчитана программа СБУ «Тебя ждут дома». И она дает результат. Не каждый день, но периодически кто-то из этих крайне утомленных войной людей сдается украинской власти.


Пятая группа – это те, кто подпал под влияние российской пропаганды, кого напугали кадры с Майдана, где малолетки в балаклавах с нарисованными черепами, бросали «молотовы» в «беркутов», кто поверил в историю о «распятом мальчике в Славянске». Вот и пошел в вооруженные силы «ДНР», чтобы защищать свой дом, ведь, как сказали по каналу «Новроссия» и «Лайф Ньюс», сюда уже идут укропы, что непременно станут: убивать, насиловать, грабить. А разве ТВ, тем более российское, может врать?!!!! :-))))


Шестая группа – это люди, которые в результате боевых действий, потеряли родственников или друзей. И вот теперь пришли в армию «ДНР-ЛНР», чтобы мстить. Они мотивированы и часто бесстрашны. Для войны достаточно качественный материал. Наверное, такие солдаты – мечта каждого боевого командира. И чем их будет больше таких мотивированных, возмущенных «коварством» укропов мстителей – тем лучше.


Что хочу сказать? В 2016 году я наблюдал, как в одном из пригородов Донецка (Старомихайловка, которая находится под «ДНР»), ночью с территории шахты (также в «республике»), танк три раза выстрелил не в сторону Красногоровки (где стоят ВСУ), а в направление девятиэтажек Старомихайловки. То есть в свою сторону. Себе в тыл. Для чего это делалось? Ну, может там где-то на безопасном расстоянии уже стояли камеры какого-то залётного российского телеканала, и для них делалась картинка очередного украинского обстрела. А может в этот момент в каком-то из подразделений ополчения был недобор личного состава. Вот и решили донецкие или российские «отцы-командиры» таким образом вызвать у местных бурю негодования и желания мстить укропам, «которые, суки такие, нагло по мирным людям стреляют».


* * *
Европейцы, наверное, удивляются: ну как, мол, население Донбасса может терпеть такое? А что оно может, население...


В Луганской области на контролируемой Украиной территории совсем недалеко от линии разграничения есть несколько работающих государственных шахт. На работу туда приезжают и жители из «молодой Луганской республики». Почти каждый день они, как в каком-то сюрреалистическом фильме Кустурицы, преодолевают блок-посты, переходя из одного мира в другой. Эти люди очень замкнутые и подозрительные. По глазам видно, что страх теперь их вечный спутник.


Впрочем, мне удалось с некоторыми поговорить и даже вызвать определенную откровенность. «Спрашиваешь, кто довлен «ЛНР»? А я тебе скажу:


a) Ну, во первых, это наши бабульки, которые получают две пенсии - российскую у нас, в «ЛНР», и украинскую здесь. Бабкам весь этот сепаратизм бывает по приколу: флаги там красные, звездочки на фуражках, комиссары, памятник Ленину не трогают – ну, вроде, как их молодость вернулась!


b) Ребята, которые до войны взяли в банках кредит на квартиры, машины. А здесь война. Бинго! Отдавать-то некому. Все банки на украинской строне остались. Вот и боятся они, что если сюда Украина вернется, то сразу коллекторы пожалуют, дескать, должок. А так, эти ребята пока кайфуют.


c) Наше начальство, имееющее доступ к распределению денег и товаров, приходящих из России. Ха, руководсто республикой! Одни, сплошные взяточники в этой народной республике. Впрочем, как и у вас, в Украине.


d) Торговцы, которые по серой зоне «контрабас» всякий туда-сюда возят.


e) Ну, и командиры ополчения, которые этих торговцев «крышуют». Вот, и все, кто этой властью у нас более-менее доволен. Если не считать бабулек-пенсионерок, дай им Бог здоровья, то это 10 -15% населения. А остальные «втыкают»... Выживают, как могут... А че мы можем?...».


И действительно, «че?». Спрашиваю этого шахтера, вот, мол, ты говоришь, что у вас власть такая плохая, а если будут какие-то очередные выборы во властные структуры «ЛНР», пойдешь голосовать? «Конечно пойду. А вдруг на участке какие-то продуктовые талоны дадут. У меня семья, мне о детях думать надо». «Слушай, а если мы, Украина, туда скоро вернемся и дадим тебе на три продуктовых талона больше, за нас будешь голосовать?». «И приходите. Мне-то что. А вот если вы еще войну остановите и порядок наведете, работу для населения организуете, ну, там, дороги, поликлиники, свет, газ, воду, так я и мои кенты, не то, что голосовать, я украинский флаг на своем доме повешу и никому сорвать не позволю».


Так вот он ключик к загадочному донбасскому сердцу. Оказывается, им нужно то же самое, что и нам, как и всем нормальным людям – нормальная работа, социальная защищенность, приличная инфраструктура жизни, ну, и, конечно, мир. А вот это все: «духовные скрепы», «русский мир», донецкая самость, патриарх Кирилл, «Путин – президент мира!» и прочая ватная «киселёвщина» – все это сплошная туфта.


«И приходите», – сказал мне этот донбасский шахтер. Но мы, то есть ВСУ, никуда не идем. Мы, выполняя Минские соглашения, вгрызлись траншеями в твердую донецкую землю и ведем позиционную войну, открывая огонь лишь в ответ. Мы ждем. И все ждут. Чего? Не знаю.


На одном из аналитических сайтов я прочитал довольно оптимистичный пассаж, что, мол, в этой ситуации время работает на нас. Поскольку власть в «ДНР-ЛНР» – непрофессиональная, несамостоятельная, неэффективная и каждый день ее правления ведет к еще большему обнищанию населения оккупированных территорий. И уже не за горами тот день, когда люди Донбасса, крайне доведенные до отчаяния, будут активно помогать ВСУ бороться с «ЛНР-ДНР». Возможно, когда-нибудь так и будет. Возможно, скоро. Но не следует забывать, что за четыре года войны, в части Донецкой и Луганской областей, уже сформировалось целое поколение молодых дончан, которые иной власти, кроме «ЛНР-ДНР», не видели. А пропаганда еще больше укрепила их уверенность (ведь сознанием детей легко манипулировать), что «народные республики» – это самый правильный государственный строй. И чем дольше этот уклад существует, тем больше у поколения, которое росло уже не под желто-синим флагом, в голове будут господствовать враждебные нам «герои» и будет крепнуть увлечение этой идеологией. А уж когда туда придет украинская власть, то таких детей будет, как минимум, очень тяжело убедить, что в Славянске солдаты ВСУ не распинали «на кресте, как Иисусика» четырехлетнего мальчика...


Помните мнение, что у каждого поколения есть своя война. Анализ предыдущей истории подсказывает, что так оно и есть. Но не хочется с таким соглашаться. Получается, согласно этой логике, что и наши дети будут иметь какой-то вооруженный конфликт? Ой, не дай Бог... Но ведь в мире есть страны, которые уже больше сотни лет живут без войн. Швейцария, Швеция... Ну, им же это как-то удалось.


Один мой киевский знакомый еще в 2014 году, когда в Крыму высадились «зеленые человечки», а на Донбассе начали орудовать Гиркин и Безлер, сказал, что ни один народ не обрел свою свободу без кровавой борьбы за нее. Это, мол, аксиома. И Украина не исключение. Поэтому АТО – это и есть то, через что в разные периоды прошли почти все народы. А теперь очередь дошла и до нас, украинцев. Парадоксальность нашей, украинской, ситуации разве в том, что у нас настоящая и, увы, кровавая борьба за свободу началась лишь на 23-м году существования государства... И борьба идет до сих пор.


Впрочем, хочется верить, что эта последняя битва за нашу свободу будет последней войной в истории Украины. А дальше, когда мы выстоим и с Божьей помощью победим, все у нас, в Украине, будет иначе, без войн...


Но это будет когда-нибудь... А пока на Донбассе продолжают стрелять.




Пирамида со звездочкой на месте братской могилы солдат Красной Армии, погибших здесь в 1943 году на Луганщине. Фото: Юрий Лелявский
Как-то на одном из участков фронта, почти на самой передовой, я заметил два маленьких, так сказать, мемориальных комплекса, расположенных близко друг от друга. Первый, очень старый – ржавая металлическая пирамида с красной звездочкой на верхушке, второй – гранитная плита с двумя выбитыми на ней казацкими саблями. Пирамида со звездочкой стояла на месте братской могилы солдат Красной армии, погибших здесь в 1943 году, освобождая Донбасс от немецких оккупантов. Плита с саблями установлена на месте гибели украинского воина в 2016, который пал в бою с российскими оккупантами. Расстояние между двумя памятниками составляет 20 метров и 73 года...


Юрий Лелявский,
Луганская область,
для ИA ZIK Читайте більше тут: https://zik.ua/ru/news/2018/01/17/ato_voyna_nashego_pokolenyya_yly_poslednyaya_voyna_za_svobodu_1246667

Комментариев нет :

Отправить комментарий

'